Умер Джанфранко Солдера

18 Февраля 2019

Его вина из Санджовезе не имели себе равных


ДЖАНФРАНКО СОЛДЕРА В ВИННОМ ПОГРЕБЕ

Текст: Элеонора Скоулз
Фото: Андрей Гончаров, spaziovino.com

В Монтальчино среди виноградников оборвалась жизнь Джанфранко Солдеры. Несговорчивый винодел, чьи слова и поступки вызывали много полемики, выпускал в хозяйстве Case Basse исключительные, магические вина, которыми восхищался весь мир. В субботу утром 16 февраля рядом с Case Basse случилось мелкое дорожное происшествие. Машина, управляемая Солдерой, оказалась в кювете. Сердце железного, казалось, винодела не выдержало.

Джанфранко Солдера, родившийся в 1937 году в Тревизо, Венето, вырос в Милане, где и сделал первую карьеру. Он занимался финансовым и страховым брокерством. В начале семидесятых Солдера, которому было чуть больше тридцати, решил изменить свою жизнь.

– Человек всегда должен работать, пока жив. Но он должен делать то, что нравится. Работа не должна быть каторгой, – заметил Джанфранко Солдера в интервью, которое я брала у него несколько лет назад.

В 1972 году успешный брокер из Милана приобрел запущенную ферму на юго-западе Монтальчино и сделал то, что нравится – посадил виноградники и начал выпускать вино.

Винодельческое хозяйство Case Basse, насчитывающее в общем 23 гектара, начиналось с Санджовезе – безусловного символа Монтальчино и его главного вина Brunello di Montalcino. Первые лозы в хозяйстве были посажены в 1972-1973 годах. В 1975-м было сделано пробное вино. Винтаж-1977, вышедший в продажу в 1982 году, стал первым официальным Brunello di Montalcino от Case Basse.

Джанфранко Солдера всегда полагался на природу как первоисточник гармонии. Вместе с супругой Грациеллой, с которой он прожил больше пятидесяти лет, он превратил Case Basse в то, что без преувеличения можно назвать райским местом. В Case Basse есть не только виноградники, но и свои лес, сад, пруд. Повсюду установлены скворечники, их 280. Тонко поддерживаемая экосистема с сотнями видов растений, с птицами, животными, насекомыми – часть секрета сложных, непередаваемо эмоциональных вин от Case Basse.

Gianfranco Soldera Orbituary 1

Не имея формального энологического образования, Солдера создавал вина исходя из системы ценностей, которой его научил дед. Она подразумевает определенные дегустаторские способности: умение распознавать и ценить тонкие, грациозные вина с внутренней гармонией и красотой. Солдера называл ее просто – иметь отличный нос.

– Если у тебя выдающийся нос, то можешь сделать великое вино. Если нос не выдающийся, великое вино у тебя не получится. Мне повезло, потому что в нашей семье любили великие вина и отменную еду.

Принимая посетителей на винодельне, Солдера по носу составлял мнение о людях. После дегустаций вин из бочек, где по негласному правилу было категорически запрещено сплевывать, Солдера уже знал, кто действительно понимал его вина. Он говорил, что это легко читается по выражению лиц.

К стилю вин Case Basse Джанфранко пришел вместе с Джулио Гамбелли. Легендарный тосканский дегустатор, maestro assaggiatore, был одним из немногих, чьему вкусу и опыту доверял Солдера. По совету Гамбелли в Case Basse очень рано начали практиковать низкую урожайность и селекцию урожая. Солдера сделал это одним из первых в Монтальчино. До сих пор хозяйство выпускает в четыре раза меньше вина, чем могло бы.

Некоторые записывают Солдеру в ряды натуралистов из-за минимального вмешательства в производство вина. Действительно, на винодельне, выстроенной из природных материалов, чтобы «вино могло свободно дышать», Солдера отказался от селекционных дрожжей и контроля температуры во время ферментации. Вина дольше обычного выдерживаются в больших бочках из славонского дуба. Тем не менее, Джанфранко всегда искал ответы у ученых, чтобы понимать, почему и как его вина получаются такими, какие они есть.

На протяжении многих лет он из собственных средств финансировал исследования, проводимые в его хозяйстве разными университетами. Темы исследований – меняющийся климат, экосистема и насекомые, влияние микроорганизмов на производство вина и самые разные другие технические вопросы. В 2010 году Солдера учредил ежегодную премию для молодых исследователей, чьи проекты связаны с зоной Брунелло ди Монтальчино. Премия поддерживалась Палатой депутатов и президентом Италии.

– Я трачу сто тысяч евро в год на исследования. Если не знаешь, то никогда не сможешь двигаться вперед. Сам по себе факт открытия меня не интересует. Открытия нужны, чтобы знать, понимать эволюцию, изменения, которые происходят в течение всей жизни вина. Я всегда, с самого начала, проводил винификацию определенным способом. Только дуб, только местные дрожжи, только, только, только. Никогда ничего не добавляя, и так далее. Это все абслолютно шло вразрез с предписаниями современной энологии. Я делал все по-другому, чем другие, да и сейчас делаю не так, как другие. Сейчас я знаю, что был прав. Раньше я это знал, потому что мне говорило вино, а сейчас знаю еще и с научной точки зрения, – рассказывал Солдера в интервью.

Gianfranco Soldera Orbituary 2
Во время сбора урожая в 2005 году

Если вина Солдеры, заняв свое место в ряду величайших вин мира, вызывают восхищение и трепет, то сам винодел был личностью крайне неоднозначной, для многих одиозной.

Джанфранко никогда не стеснялся выражать своих суждений, часто слишком прямолинейных и категоричных. Да, он называл свои вина «лучшими в мире». Он обрушивался с критикой на другие вина и виноделов. Но за тяжелым характером всегда стоял дух перфекционизма, который Солдера преследовал прежде всего в своих винах и искал у других.

В конце 2012 – начале 2013 годов Солдера оказался в центре событий, получивших большую огласку. В декабре 2012 года хозяйство потеряло 62,6 тыс. литров брунелло 2007-2012, которые были вылиты из бочек на пол. В этом акте вандализма многие видели политическую подоплеку. Впоследствии преступник был найден, им оказался бывший работник Case Basse, преследовавший личные мотивы. Между тем консорциум виноделов Брунелло ди Монтальчино в знак солидарности предложил передать Case Basse партию вина от членов ассоциации.

Солдера отказался от предложения, назвав его, не стесняясь в выборе слов, мошенничеством, поскольку он видел это именно так. Винодел был исключен из консорциума, правда, до этого он успел выйти из него по собственной инициативе. Солдера объявил, что с этого момента все его вина будут продаваться как IGT Toscana, даже если они по-прежнему будут следовать принятому в Case Basse производству. На протяжении жизни Солдера оставался бескомпромиссным приверженцем Санджовезе и вин выдающегося качества.

– Я не Леонардо, – говорил Джанфранко. Он отвечал на мой вопрос, чем является вино – искусством или ремеслом.

– Искусство – это Леонардо, Микеланджело, Рафаэль, Джотто, Джорджоне, Тициан, Пьеро делла Франческа, Симоне Мартини. Искусство – это слишком большое заявление, очень большое. Но я выпускаю продукт, который будет в прекрасной форме и через 50 лет после моей смерти, это точно. И это неплохо. Этим я доволен.

Gianfranco Soldera Orbituary 3

Джанфранко Солдера оставил супругу Грацианеллу и двоих детей – Монику и Мауро.



 


Короткая ссылка на новость: http://www.spaziovino.com/~luxWy
  • 4 лучших вина на 2018 год


    Они имеют высшие оценки в 6 итальянских гидах