Два часа с Анджело Гайей

18 Декабря 2013

О своем визите в Gaja рассказывает Элеонора Скоулз


АНДЖЕЛО ГАЙЯ ВИНОДЕЛЬНЯ GAJA В ЦЕНТРЕ БАРБАРЕСКО

Фото: spaziovino.com

Воскресное декабрьское утро залито солнцем. Виа Торино, центральная улица Барбареско, соединяющая муниципалитет на одном конце и церковь и башню – на другом, почти безлюдна. Расстояние между крайними точками улицы не больше 200 метров. На парковке открыт воскресный рынок, который состоит из фургона, торгующего сырами и колбасами, и лотка с овощами-фруктами. Покупателей нет, разве что пара стариков остановилась поговорить с продавцами. Несколько пожилых людей проходят мимо, торопясь в церковь на утреннюю службу.

Ровно посередине улицы начинается ряд двухэтажных домов с розовыми и желто-оранжевыми фасадами. Все очень обычно, если бы к ним не примыкали гигантские, наглухо закрытые ворота, на которых висит объявление, что посетители не принимаются. На торце дома номер 18 – большая металлическая табличка GAJA. Да, именно за этими домом и воротами находится знаменитая винодельня. Имя Гайя принесло крошечному Барбареско мировую известность по части вина, но человек, создавший эту славу, категорически против того, чтобы делать из нее аттракцион. Вход на винодельню закрыт туристам, они могут максимум сфотографироваться у таблички да прогуляться вокруг.

Мы тоже приехали в Барбареско ради Gaja. К счастью, нас ждут. Все два часа визита с нами – Анджело Гайя, он показывает погреба и проводит дегустацию вин. Одно дело общаться с ним во время зарубежных мероприятий, будь то Москва или Бордо, и другое – видеть его на родной территории, в собственной винодельне, тем более что раньше застать его в Барбареско не удавалось.

Строго одетый в черное пальто, брюки и кожаные туфли, Гайя первым делом останавливается во дворе, отгороженном от мира теми самыми гигантскими воротами. С одной стороны двора – офисное здание со стеклянным входом, с другой – обыкновенный на вид дом, который на самом деле ведет на винодельню.

Анджело, кажется, имеет власть над временем. Ему 73, но выглядит он гораздо моложе, а главное, как всегда, энергичен и бодр, за что ему снимается еще половина лет. Он говорит быстро и убедительно, заражает энтузиазмом, но при этом внимательно выслушивает собеседников, ведя равный диалог.

Гайя рассказывает о маленьком Барбареско, где всего 600 жителей, о сорте Неббиоло, который здесь выращивают более 700 лет и который никогда не сможет уподобиться международным (читай, французским) сортам Каберне и Мерло, заполонившим виноградники по всему миру. Неббиоло – коренной сорт холмов Ланге, где расположены винные зоны Бароло и Барбареско. Вина из Неббиоло – элегантные. Под этим словом Гайя понимает вина, сделанные в прохладных областях, включая Бордо, в противовес богатым винам из теплого климата, особенно из стран Нового Света.

Через неприметную дверь справа мы заходим в маленький холл, от которого вниз спускаются ступеньки на винодельню. В холле несколько художественных объектов, но Гайя спешит объяснить, что он не считает их высоким искусством, да и не стремится превратить это пространство в арт-галерею. Все инсталляции – дело рук местного архитектора Джованни Бо, с которым Гайя давно сотрудничает и дружит. Бо реставрировал и перестраивал винные погреба в Барбареско, а также строил с нуля винодельню Ca’ Marcanda в Болгери и достраивал историческую Pieve Santa Restituta в Монтальчино.

Мимоходом мы заглядываем в бродильный цех, заставленный чанами из нержавеющей стали, и останавливаемся в теплой комнате с рядами 225-литровых бочек. Здесь красные вина сейчас проходят яблочно-молочную ферментацию, благодаря которой резкая яблочная кислота превращается в более мягкую молочную. Гайя рассказывает о масштабах семейного производства. Хозяйство использует только свой урожай. В Барбареско и Бароло виноградники занимают 100 гектаров, причем эта цифра не меняется уже 25 лет. Владения поделены на 28 участков в радиусе 20 километров от Барбареско. Здесь, на холмах Ланге, очень сложно иметь все виноградники в одном месте. Они разбросаны в разных частях, чем напоминают Бургундию.

Хотя Гайя во многом модернизировал производство местных вин (прежде всего за счет контролируемого брожения при определенных температурах и использования маленьких французских бочек – барриков), он никогда не был крайним радикалом. В Gaja красные вина из Неббиоло выдерживают 12 месяцев в барриках, затем еще столько же – в традиционных больших бочках. Именно большие бочки находятся в самом первом винном погребе, который был выкопан прадедом Анджело Гайи в XIX веке.

Дальше мы попадаем в погреб квадратной формы, в центре которого водружена остроугольная инсталляция. Раньше на ее месте был колодец. Оказывается, что под землей мы уже перешли по другую сторону улицы. Этот погреб расположен в аккурат под внутренним двориком Палаццо деи Галлеани, или замка Барбареско. В 1993 году семья Гайя купила и восстановила особняк XVIII века (дворцом его могут величать разве что жители Барбареско, привыкшие к миниатюрным масштабам).

Поскольку здание является историческим архитектурным наследием, но находится в частной собственности, то требования к реконструкции были куда жестче, чем если бы дворец был в общественном пользовании. Только вернуть к первоначальному виду, никаких переделок, диктовала охранная комиссия. Но Гайе очень хотелось соединить свои погреба с погребами замка. Чтобы вырыть новое помещение, вместе с переговорами потребовалось много бутылок вина и общения за столом, с юмором замечает он. В конце концов погреб был построен, став центральной точкой всего подземного пространства. Дальше за ним идут уже сводчатые погреба замка, в которых, как говорит Гайя, не было тронуто ни камня.

По узкой спиральной лестнице мы поднимаемся вверх и оказываемся на первом этаже замка. Здание имеет форму буквы П. Колонны и стеклянные стены первого этажа лишь номинально отделяют дом от внутреннего двора и сада. Одна комната здесь от пола до потолка заставлена бокалами и декантерами Riedel, типа show room. Компания Gaja Distribuzione является официальным дистрибутором Riedel в Италии.

Мы выходим на улицу, к беседке с чудесным видом на холмы. Анджело указывает на соседний дом, свисающий над склоном. Там живет его дочь, Гайя Гайя. Сам Анджело тоже живет в Барбареско, чуть поодаль. Разговор плавно меняется на семейную тему. Анджело всю жизнь прожил с супругой Лючией, у них трое детей – дочери Гайя и Россана и сын Джованни. Обе дочери уже работают с отцом. Гайя представляет винодельню на международных рынках, Россана – в Италии. Двадцатилетний сын Джованни – студент университета, он тоже проявляет интерес к виноделию. Анджело не принуждал дочерей работать в семейной компании. Каждая до этого занималась другими делами, но в конце концов обе выбрали Gaja.

Мы проходим по коридору, где висят фотографии и плакаты про историю Gaja. Четыре поколения, начиная с Джованни – прадеда Анджело Гайи, основавшего хозяйство в 1859 году. С особыми эмоциями Гайя рассказывает про бабушку Клотильду Рей. До замужества она жила в горах и работала учительницей. Переехав в Барбареско, она держала супруга Анджело на коротком поводке: никогда не была довольна результатами, всегда велела делать лучше. «Такую женщину надо либо убить, либо следовать за ней», – шутил Анджело-старший. Но именно благодаря Клотильде Рей вина Gaja уже тогда, сто лет назад, ценились выше других местных вин. Своему отцу, Джованни, Анджело особенно благодарен за покупку ценных виноградников и за то, что он первым, еще в 1937 году, начал писать GAJA крупными буквами на этикетках, делая имя гарантом качества вин.

Поднимаемся на второй этаж. Широкий коридор, на стенах старые и новые бутылки Gaja. Комнаты с деревянными перекрытиями, высокими потолками и старыми росписями используют для дегустаций. Замок изначально строился как домашняя резиденция, в нем жила семья с прислугой. Неужели Гайе не хочется тоже здесь пожить, как герцогу, однажды занимавшему эти покои? Нет, это не мое. И дочкам здесь не хотелось бы жить, говорит Анджело.

Мы устраиваемся за огромным стеклянным столом, на котором все подготовлено к дегустации. В списке пять вин – Camarcanda 2009 из Ca’ Marcanda в Болгери, Brunello di Montalcino 2008 из Pieve Santa Restituta в Монтальчино и три пьемонтских – Barbaresco 2010, Darmagi 2010 и Sperss 1998. Гайя сам открывает бутылки и разливает вина.

Camarcanda с его мягким, округлым стилем, идущим от Мерло (50% в бленде) больше всего апеллирует к гедонизму. У брунелло танины пошероховатей.

Barbaresco Гайя называет сейчас агрессивным, в том смысле, что оно очень молодое, его кислотность и танины «режут» рот в сравнении с другими винами.

Darmagi из сорта Каберне Совиньон – единственное нетрадиционное красное вино Гайи в Пьемонте. Он посадил виноградник Каберне, когда только начинал работать в хозяйстве и активно экспериментировал с французскими винодельческими практиками. Виноградник был посажен на месте лоз Неббиоло, на что отец Гайи среагировал: “Darmagi!” («Какая жалость!»).

И, наконец, Sperss 1998: отдельный виноградник Неббиоло находится в зоне Бароло. Винтаж 1998 оказался зажатым между двумя знаменитыми урожаями – 1997 и 1999, ему не досталось должного внимания, но сейчас вина этого года преподносят хороший сюрприз в плане развития и сложности.

Между тем разговор продолжается за столом. Гайя, несмотря на свои 73 года, не собирается выходить из строя. «Кажется, пора замедлить темп, но на пенсию я никогда не выйду», – говорит он. Он прекрасно осознает, что будущее Gaja связано с детьми, но называет процесс смены поколений одним из самых уязвимых мест любого семейного дела. «Передо мной две главных обязанности – передать компанию детям в наилучшем виде и научить их следовать нашим ценностям».

Гайя вспоминает случай, когда ему было 14 лет. Это была Пасха, семья собралась за большим праздничным столом. Отец впервые налил Анджело немного вина, но бабушка поспешила с графином воды, чтобы разбавить вино водой. Между отцом и бабушкой начался спор. Отец считал, что лучше пробовать вино в чистом виде, бабушка, наоборот, утверждала, что Анджело слишком молод, он не может пить вино, это может довести до плохого. После десяти минут перепалки все-таки победил отец. «Кто знает, как пить, тот знает, как жить». Этим уроком Гайя живет всю свою жизнь.

Элеонора Скоулз,
издатель


ПО ТЕМЕ:
Кто есть кто АНДЖЕЛО ГАЙЯ


Короткая ссылка на новость: http://www.spaziovino.com/~vr92b
  • Чентосеи


    Почему Энцо Майоли выпускает вино из 106 сортов винограда