Sandrone Barolo Vite Talin 2013

19 Ноября 2018

Нонконформистское бароло от Sandrone после 30 лет секретной работы


SANDRONE BAROLO VITE TALIN 2013

Текст: Элеонора Скоулз
Фото: spaziovino.com

Семья Сандроне необыкновенно терпелива. И еще умеет хранить секреты. Тридцать лет назад Лучано Сандроне, выпускающий одни из самых почитаемых вин в Бароло, заметил на винограднике необычную лозу. Это стало отправной точкой проекта, о котором винный мир узнает только сейчас. Barolo Vite Talin 2013 – первенец, интригующее и сложное во всех отношениях бароло. Оно единственное в своем роде, но заставляет иначе взглянуть на весь класс знаменитых пьемонтских вин.

Все началось в 1987 году. Лучано Сандроне уже был владельцем участка в субзоне Le Coste, к югу от деревни Бароло. Сосед по винограднику, крестьянин Натале согласился сдать ему в аренду свой небольшой участок. Этот участок был посажен до Второй мировой войны, лозам Неббиоло было порядка 50 лет.

Там Лучано заприметил странную лозу. С одной стороны, она вела себя практически так, как соседние лозы Неббиоло, но с другой – отличалась визуально, по форме листьев, которые не имели глубоких вырезов. Еще больше разницы было заметно по гроздям. «Меня потрясли грозди. Они были маленькие, ягоды прилегали неплотно. Сами ягоды тоже были небольшие, но неодинаковые по размеру», – вспоминает Лучано. Очевидно, что эта лоза давала меньше урожая, чем соседние.

В то время Лучано вместе с братом Лукой, только что получившим диплом по энологии, ездили перенимать опыт во Францию. Новомодной техникой на виноградниках был зеленый сбор, или летнее прореживание гроздей, чтобы сократить урожайность и повысить качество. Лоза, найденная Сандроне, в зеленом сборе не нуждалась. В головах виноделов засела идея иметь виноградник, который бы сам по себе имел небольшую урожайность.

Лучано и Лука начали пристально наблюдать за лозой. Она плодоносила умеренно, но стабильно. В следующем, 1988 году урожай с этой лозы был собран отдельно. Вино сбродили в банке, получилось всего поллитра. «По цвету и танинам вино было потрясающим», – рассказывает Лука, имея ввиду высокую концентрацию веществ.

Между тем, не полагаясь только на свои наблюдения, Сандроне в поисках научных объяснений обратились к Анне Шнайдер – ведущему мировому эксперту по ампелографии. Они пригласили ее проинспектировать лозу. Шнайдер подтвердила, что лоза имеет характеристики Неббиоло, но без полных гарантий (анализ ДНК тогда еще был невообразим). Она взяла побег для дальнейших лабораторных тестов.

Горячий пыл виноделов был несколько охлажден, когда пришло научное заключение. Лоза носит вирус. С официальной позиции Шнайдер не рекомендовала дальше с ней работать, даже если лоза спокойно прожила полвека среди здоровых лоз, не передав им вирус, и выработала механизмы защиты, позволявшие ей оставаться в балансе.

Лучано пренебрег рекомендацией Шнайдер. «Другие бы назвали его testone, твердолобым, но я говорю, что он целеустремленный», – шутит брат Лука. Сандроне решил размножить странную лозу. Поскольку обратиться в питомник было не так просто из-за вируса, Лучано и Лука размножили лозу сами. Для первого раза они купили полсотни лоз, которые будут служить подвоями-дичками, посадили их в домашнем огороде, а потом привили каждой почку, взятую со странной лозы. Так родился экспериментальный участок.

К 1995 году Сандроне собирали достаточно винограда, около 10-15 килограммов, чтобы получать 7-8 литров вина. Эксперименты продолжались, но Сандроне уже были готовы к посадке полноценных виноградников. На этот раз лозы были размножены в питомнике, которому Сандроне доверяли.

Хотя Анна Шнайдер официально никогда не поддерживает посадки зараженных лоз, она дала совет. Уж если Сандроне захотят посадить свои лозы с вирусом, пусть выбирают изолированные участки. Причина в том, что этот вирус переносят черви-нематоды. Чем меньше соседних виноградников, тем меньше рисков.

Сандроне так и сделали. Один виноградник был посажен недалеко от Le Coste на пустом, но дорогом тогда участке, потому что он имел разрешение на строительство. (Только представить, что каких-то двадцать лет назад земли под строительство в Бароло стоили дороже, чем земли для виноградников!) Сейчас он входит в субзону Rivassi. Другой участок был засажен на открытом склоне к северу от деревни Бароло, где по преданию находилось кладбище. Ныне этот участок относится к субзоне Druca. Также Сандроне полностью перевели свой первый виноградник Le Coste на новые клоны. Если со временем другие разбили свои виноградники по соседству, Сандроне тут не при чем.

Общая площадь участков составляет около 1,2 гектара, на них растет примерно шесть тысяч лоз. Все три участка имеют более-менее одинаковый состав почв и расположение над уровнем моря (300 метров), но отличаются по экспозиции. Le Coste и Rivassi выходят на восток, а Druca смотрит на север.

Несмотря на природные различия, лозы на всех участках ведут себя одинаково, говорит Лука. Между тем в сравнении с нормальными лозами Неббиоло они имеют некоторые преимущества. Во-первых, значительно лучше сопротивляются атакам ботритиса и пероноспоры. Во-вторых, имеют пониженную урожайность. В-третьих, легче переносят сложные погодные условия. «Чем труднее винтаж, тем они лучше себя ведут», – отмечает Сандроне.

Еще более значима разница в винограде. Еще в 1987 году Лучано был поражен мелким размером ягод на мутировавшей лозе. Лука любит науку: он сравнивает параметры между новым виноградом и виноградом с крю Каннуби Боскис (самый престижный участок у Sandrone). Первый значительно опережает второй по содержанию полифенолов. Например, в нем на 55% больше антоцианов (красящих веществ). Вес ягод примерно на 40% меньше (обычная ягода Неббиоло весит около 2 г), а соотношение твердых и жидких веществ примерно на 40% выше (другими словами, в новом винограде сока меньше относительно жмыха, чем в обычном винограде).

Новому винограду не подошли схемы винификации, отлаженные в Sandrone для вин бароло. «Он очень медленный во всем, от брожения до выдержки», – говорит Лука. Если для бароло Aleste с крю Каннуби Боскис достаточно выдержки в 500-литровых тонно и затем в бутылках, то для этого вина после двух лет выдержки в тонно требуется дополнительный год в больших бочках и еще дополнительный год в бутылках. К такой формуле Сандроне пришли после многих лет экспериментов.

Хотя виноградники были посажены в 1995 году, Сандроне очень долгое время не могли использовать урожай для официального производства. Во-первых, Лучано не был до конца удовлетворен качеством. Во-вторых, официально не была установлена сортовая принадлежность оригинальной лозы и, как следствие, ее клонов, даже если Сандроне не переставали верить, что это был Неббиоло.

Перелом случился в 2013 году. С этим урожаем Лучано наконец добился качества, которого искал. Неббиоло или нет, это вино будет бутилировано и представлено миру, решил он. Когда вино еще выдерживалось в бочках, Сандроне обратились к Анне Шнайдер провести ДНК-тест на установление сортовой принадлежности лоз. Тридцать лет спустя после находки странной лозы ДНК-тест стал возможным. Этот анализ, как и все другие научные исследования, Сандроне финансировали из своих средств. Тест был проведен в 2017 году в Национальном исследовательском центре. Официальное заключение – да, это Неббиоло. Радости виноделов не было предела.

Лучано назвал вино Vite Talin. Он посвятил его крестьянину Натале, на чьем винограднике началась эта история. Натале – Талин на пьемонтском диалекте. Vite Talin значит «Лоза Талин». Оригинальной лозы больше нет, но благодаря ей родилось бароло, не имеющее себе подобных.

Vite Talin 2013, чье производство составило 2 000 бутылок, выйдет в продажу в 2019 году. Семья Сандроне устроила вину премьеру в ноябре 2018 года, пригласив в хозяйство международных критиков и журналистов.

«В мире, где все ищут более легких путей, мы пошли обратной дорогой», – заметил Лука Сандроне. И это касается не только создания вина.

Vite Talin – бароло, которое непросто понять. Цвет вина – насыщенный красный рубин, куда плотнее, чем у обычного бароло. С одной стороны, Лучано Сандроне со свойственной ему деликатностью дал ароматам тончайшую огранку, позволив ясно переливаться тонам вишни и малины, легких пряностей и бальзамика. С другой – даже ему не удалось смирить несгибаемые, властвующие над всем танины, каких не встретишь в самых танинных версиях бароло. Пикантная горечь вишневой косточки, еще одна типичная черта Vite Talin, только акцентирует танинный напор. Если где-то в Бароло есть потерянная дикая душа Неббиоло, то искать ее надо здесь, в Vite Talin.

С возрастом вино должно смягчиться и обрести внутреннее равновесие, но это случится не быстро. Кто знает, может, его дикий нрав никуда не денется. Тридцать лет Лучано Сандроне искал ключ к Vite Talin. Возможно, через тридцать лет Vite Talin 2013 откроется остальным. Vite Talin – бароло для самых терпеливых. Только не все, как Сандроне, будут готовы ждать.



Короткая ссылка на новость: http://www.spaziovino.com/~fplIW
  • Masciarelli La Botte di Gianni 2010


    Белое и красное вино, каждого выпущено всего по одной бочке