Новейшая история Тиморассо

11 Февраля 2020

Как началось возрождение пьемонтского сорта согласно Вальтеру Массе и Джанни Фабрицио


ВЫСТУПАЕТ ВАЛЬТЕР МАССА

Фото: spaziovino.com

Несмотря на славу прошлых времен, в XX веке Тиморассо, пьемонтский белый сорт из Тортоны, находился на грани исчезновения. Возрождение Тиморассо случилось благодаря Вальтеру Массе. Он сделал свое первое вино из Тиморассо в 1987 году. Убежденный в выдающемся потенциале сорта, он склонил на свою сторону и других виноделов Тортоны. Недавно на мероприятии Dertona Due.Zero Вальтер Масса по-философски рассказал о своих первых шагах работы с Тиморассо. К нему присоединился авторитетный эксперт, куратор справочника Gambero Rosso Джанни Фабрицио, который представил новейшую историю Тиморассо с журналистской точки зрения.

Вальтер Масса. Персики и слоны

– Я должен благодарить бесконечное число людей, но одного выделю как исторически важного. Это Беппе Бордоне из Роеро. Его не стало два года назад. Он был инспектором Vivai Rauscedo – крупнейшего виноградного питомника в Италии. В 1989 году он сказал: «Дай мне черенки Тиморассо, я тебе сделаю саженцы». Мы начинали с нуля. Беппе Бордоне помог нашей зоне вырасти.

– Начну с двух вещей. То, что я знал, и чего не знал в 1987 году, когда винифицировал первые десять центнеров Тиморассо. Я знал, что нашему району, у которого есть все, не хватало чего-то важного и привлекательного на международном уровне, что бы давало нам тортонцам причину для гордости. Сельхозтехника Orsi была важным переходом (завод Orsi действовал в Тортоне с 1881 по 1964 год – прим. автора). Даже китайцы связывают комбайны Orsi с землей, с продовольствием, потому что молотилка дает зерно, из зерна делают хлеб.

– Потом, во время учебы в энологической школе Альбы я видел, что помимо виноделия и помимо представления Альбы как уникального места в мире с белыми трюфелями, хотя у нас они тоже есть, уже тогда Nutella была послом территории Альбы. Уже тогда группа Miroglio представляла Альбу в мире.

– У нас в Тортоне есть две крупных компании, однако их названия, к сожалению, ничего не говорят. Одна – Mossi & Ghisolfi. Она выпускает пластиковые бутылки, на которых написано San Pellegrino или другие топовые бренды воды, однако на них не написано Made in Tortona. То же самое касается автомобильных трасс. На дорогах видишь машины, но не читаешь Itinera (строительная компания из Тортоны, специализирующаяся на масштабных инфраструктурных проектах, – прим. автора).

– Мне не хватало громкого происхождения. Я не знал, о чем рассказывать. Да, есть наши знаменитые персики из Вольпедо. В чем была проблема? «Что за персики из Вольпедо? У нас в Монлеале вкуснее. Да ладно, в Поццол Гроппо очень вкусные. Что вы, еще лучше в Монтемарцино». Кампанилизм хорош, но его не должны выносить за пределы дома. Силы должны быть объединены, чтобы справляться с конкуренцией. Мне хотелось чего-то, но я не знал, чего именно. Думал, говорю чистую правду, открыть фабрику по производству персиков в сиропе высшего качества. Взять название Volpedo, экспортировать по всему миру, и так Тортона стала бы известна как мировой лидер персиков. Да, вино у нас есть, но, к счастью, в Италии и на Средиземноморье есть множество мест, где выпускают хорошее вино. Итак, я знал, что Тортоне чего-то не хватает, но не знал, куда идти и где искать.

– Чего я не знал, но что всем надо было знать. Да и сегодня не все об этом знают. Пьер де’ Крешенци, человек просвещенный, родом из Болоньи, жил в Пьемонте, где занимал важный пост. Он был ученым, занимавшимся сельским хозяйством. Он был вторым человеком в Италии после Колумеллы, написавшим трактат по агрономии. Колумелла использовал латынь, а де’ Крешенци написал трактат на итальянском языке. Слушайте внимательно, что написал Пьер де’ Крешенци: «Жемчужина виноделия Тортоны – это белые сухие вина. Их ждет великое будущее». Она так сказал в начале XIV века. Представьте, что я об этом не имел понятия.

– Затем я обнаружил и другие, более поздние тексты, в которых говорится о нашем виноделии. Раз уж начал, приведу другой пример, датируется примерно 1890 годом. Санта Мария ди Ривальта – не знаю кто такой, и Гугл тоже не знает – написал: «Барбера из Монлеале и Спинето заслуживает собственной винодельческой зоны. Она делает честь негоциантам из Асти и Страделлы». Санта Мария ди Ривальта говорил о привязке к территории, когда Домицио Кавацца говорил о Барбареско. Кавур 50 годами ранее написал труд о Бароло, а Риказоли говорил о Кьянти.

– Если говорить только о сортах – Дольчетто, Неро д’Авола, Траминер и так далее, то далеко не уедешь. Я не разделяю стратегий некоего Луки Дзайи (президент региона Венето, бывший министр сельского хозяйства Италии, – прим. автора), однако в какой-то момент он сказал: «Хватит сорта Просекко, теперь он Глера». Была создана винодельческая зона Просекко, которая защищает культуру и виноделие края.

– Нам повезло. У нас есть стратосферный ингредиент, который называется Тиморассо. Он всегда рос на наших холмах. Нам подарили название Дертона, которое глубинно подразумевает Тортону и «тортонность» – от футбольной и баскетбольной команд Derthona до самых разных местных компаний. Мы можем использовать название, не требующее придумывать сказок и состоящее всего из одного слова. Когда наносишь удар, то одним махом. Дертона. Бум. Вольпедо, а не персики из Вольпедо. Джароло, а не благородная колбаса из Джароло. Нам повезло называть вина «Дертона».

– Как я сделал первое вино из Тиморассо? Я не стал использовать то, чему меня учили в школе на химии, агрономии и энологии. Я применил то, что нам преподал профессор Боргоньо на экономическом праве. Здравый смысл доброго отца семейства. Я собрал урожай, оснастил маленький чан, не наполняя доверху, чтобы сделать первые 600 литров вина. Хранил его в чане, покрытом эпоксидной смолой, и двух дамиджанах. Совсем не использовал сорт Кортезе. Таким был мой первый урожай 1987 года.

– Я хотел понять, почему Тиморассо был заброшен. Дядя Джузеппе говорил: «Раз его перестали выращивать, то есть причина». Дядя Ренато, родившийся в 1922 году, говорил: «Забудь про Тиморассо. Когда умер твой прадед, мы его выкорчевали». Я понимаю, почему. Мои дядья Джузеппе и Ренато видели войну. Они хотели, чтобы их коровы паслись на лугу, ели хорошую траву, давали отличное молоко, из которого можно сделать сыр исключительного качества.

– Я вернулся в прошлое. Джиджи Скерпа (винодел из Тортоны – прим. автора), которого больше нет, мне говорил: «Вальтер, сажай Тиморассо, он дает лучшее белое вино в мире». А потом пришел урожай 1988 года. Вышли 500 бутылок. Оказалось, что вина 1987 года были лучше, чем 1988. В девяностом году 1988 были лучше, чем 1989.

– Я понял: чтобы сделать это вино, требуется базовый ингредиент, очень дорогой. Индустриальные производства не имеют на него денег, а мы, мелкие мастера, не можем без него обойтись. Время. К спелому винограду и здравому смыслу на винодельне я добавил время, которое помогает развитию. Так мы сделали, возможно, первое итальянское вино, которое выходит в продажу после годовой выдержки.

– Почему эта сила была заглушена? Да потому что никто не принимал ее во внимание. Я закончил энологическую школу, Андреа Мутти (винодел из Тортоны – прим. автора) получил диплом сельскохозяйственных наук. Родители нас поддерживали, дали возможность учиться благодаря виноматериалам, персикам, коровнику. Наконец, мы применили то, что было в истории. Мы выждали нужное время. Чтобы из яйца вылупился цыпленок, нужен 21 день. Слониха ждет слоненка 22 месяца беременности. Мы поступили, как слоны – в том числе и потому, что через наши края, возможно, проходил Ганнибал.

Джанни Фабрицио. С чем сравнить Тиморассо?

– Моя история тесно связана с историей Вальтера в том плане, что он первым выпустил вино из Тиморассо и первое тиморассо, которое я попробовал, было от Вальтера. Думаю, это был первый контакт прессы с винами Derthona Timorasso.

– Связь Тиморассо – Дертона тогда было сложно воспринимать. Надо было вообще понять, что такое Тиморассо. Сорт, о котором никогда не говорили. Для меня он был полным незнакомцем.

– Я работал в Arci Gola (первое название ассоциации Slow Food – прим. автора). Нам повезло, что мы вели деятельность из Пьемонта и постоянно выбирались на местные виноградники. Мы также проводили дегустационные курсы. С Вальтером мы познакомились на одном из таких курсов. Это случилось где-то в 1999-2000 году. Зона Тортоны была совершенно неизвестной, о белых винах никто не знал. Знали о Барбере, что здесь выпускают отличную барберу, но о существовании Тиморассо и не догадывались.

– После одного курса Вальтер предложил поехать к нему на винодельню. Так я впервые познакомился с Тиморассо. Не помню даже, какие бутылки открывали. Было вино 1992 года, это я помню, но, вероятно, были винтажи 1988 и 1989. Тогда я задался вопросом: как можно, что вино десятилетнего возраста было таким хорошим, таким долгоживущим, но но нем никто не говорил?

– Я ездил по всем виноградникам в поисках автохтонных сортов. Не то, чтобы я их заново открывал, но тогда нарождался интерес к автохтонным сортам. Тиморассо, безусловно, был интересен. Вина были долгоживущие и прежде всего имели уникальные характеристики по сравнению с другими белыми пьемонтскими винами.

– Так постепенно вырос интерес и желание узнать о сорте, приехать в место его производства, дать другим попробовать вина. В те годы я все чаще дегустировал с Вальтером, чтобы понять достоинства и ограничения Тиморассо. Тогда я работал в справочнике, в котором работаю и сейчас, – I Vini d’Italia. Раньше его совместно издавали Arci Gola, Slow Food и Gambero Rosso. Теперь он принадлежит последнему.

– Вальтер Масса был первым, но с ним были Андреа Мутти и Паоло Поджио. Вальтер притягивал к себе людей, их была группа, так что Вальтер не был одинок. Он убедил других высаживать Тиморассо. Сейчас посадки насчитывают 175 гектаров. Тем не менее, рост был медленным, и рассказывать о Тиморассо было сложно.

– Мне хотелось, чтобы все знали о вине, но тогда выпускали очень мало бутылок. Когда говоришь о вине, которое ты пил, но которого нет, это не так хорошо для винодельческой зоны. Все ищут, хотят попробовать выдающееся вино, но его невозможно найти в продаже. Долгое время это оставалось проблемой.

– Помните, что вначале никто не слышал о Тиморассо за пределами его района производства. Для меня первым шагом было придумать, что можно сделать в гиде, если вино заслуживало признания в справочнике, премирующем лучшие вина. Прекрасно помню, что это было действительно сложно. Есть выдающееся белое вино. В Пьемонте не так много белых вин, а главное – белых вин, подходящих для выдержки. Есть Арнеис и, возможно, Эрбалуче, но вина выпускают без выдержки, или по крайней мере так было раньше. Итак, есть вино, которое сильно отличается от других. В первые годы вина из Тиморассо бутилировали 3-4 хозяйства. Присылали образцы. Не все были технически идеальными. Это допустимо, ведь их выпускали крестьяне, фермеры в маленьких хозяйствах. Они не были виноделами. Одна-две бутылки были хорошими, другие две-три нет.

– Еще больший вопрос: с чем сравнивать эти вина? С гави, естественно, которое тогда добилось определенного успеха, но они были настолько разные, что их невозможно было сравнивать. Надо было что-то искать за пределами Пьемонта. Пино Бьянко? Грекетто ди Орвието?

– В конце концов мне пришла идея. Почему бы не продегустировать их для справочника вне Пьемонта? Вместе с Джиджи Пьюмати мы решили привезти несколько бутылок на финальную дегустацию Tre Bicchieri (Три бокала – высшая награда справочника – прим. автора) во Фриули, где оценивались вина Фриули.

– Мы включили вино из Тиморассо в дегустацию с винами из Совиньона Блан. Нам казалось, что это самое близкое сходство. Позднее было установлено, что у Тиморассо и Совиньона совпадает примерно 10-15% ДНК. Мы поставили их вместе по интуиции, находя некоторое сходство в ароматах. Фриульцы со своей стороны были шовинистами, хотели защищать свои вина, однако в слепой дегустации нашли вино из Тиморассо превосходным. Оно показало себя лучше, чем многие вина из Совиньона.

– Так мы поняли, что вина из Тиморассо могли быть интересными не только для Тортоны и для Пьемонта, но ив целом для Италии. Так мы начинали. Мы разбудили интерес. Все остальное случилось благодаря качеству вин и растущему числу производителей.


Короткая ссылка на новость: http://www.spaziovino.com/~HCRcO
  • Барбера


    Один из ведущих красных сортов Италии